Главная
Популярное
Меню
Главная
по пещерам Прибайкалья
Красноярская спелеология
История спелеоклуба КЗТ
Основные вехи в истории Красноярской спелеологии
Новости сайта
Красноярская спелеология
Пещеры Красноярска

2002,2003, www.speleokzt.net.ru © all rights reserved

Штурм пещеры Назаровской

Ух ты .. уснул! Поежился Борис, стряхивая с руки грязь.

Раскисли все! Через десять минут выход, - предупредил Юра, порядок подъема прежний: первыми идут Ляшков и Киряков. Несколько глотков горького чая - пачка чая на литр и вперед! Пещера вновь загудела, зашумела. Крики, команды, плеск воды! У тридцати метрового каскада незапланированная остановка. Не передергивается двойная веревка, предназначенная для страховки "первого?"

Кто спускался последним? - спрашиваю у Володи, - наверное Шарапов!

Точно, Петька! Выступил он опять, придется ползти! - сказал Володя и стал подниматься по лестнице без страховки! Просто-напросто Шарапов не отстегнул проводник из карабина.

Схватывающим узлом можно страховаться, - пояснил он.

Но и по двойной веревке можно спускаться, возмутился я. Его никто не ругал: на еще 250 метров подниматься вверх. Нельзя морально травмировать человека. Это может повредить общей безопасности группы. Но он не пошел первым. Вернее не изъявил желания подняться первым, страхуясь схватывающим узлом. Витя опытный спелеолог и знает, что на мокрой веревке под каскадом воды схватывающий редко схватывает! И конечно его бы никто не пустил первым: мы его мало знаем, но достаточно хорошо, чтобы не пустить первым! Он воспитанник другой методы - крымской школы спелеологов. Но дело ведь не только в методике штурма полостей. Штурм пещеры по любому тактическому плану это лишь форма. Содержание - поведение человека, деятельность спелеолога. Главное - люди! Володя пошел первым, он устал и остыл больше всех пожалуй. Он дошел до Дна, вернулся -за утопленным рюкзаком и снова пришел на Дно. С Володей был Валентин Остянов из Львова. Валентин тоже впервые работает с красноярцами. Шарапов - из Севастополя. Разница только в этом. Валентин с Володей грели на пламени, свечи промоченный компас. Долго трели, пока не выпарили всю воду. Стрелка прибора ожила, можно вести съемку плана. А можно было сесть и ждать топосъемочную группу - ведь это их обязанность. А что нам известно о правой ветви хода, куда ходила вторая топосъемочная группа под руководством Шарапова? Что встретим там в следующем году? Каскад низвергающийся потоком воды? Завал? Непроходимые лады? Не известно! У Шарапова промок компас и он через час после расставания у тройника повернул ребят назад. Убежал в базовый лагерь, хотя можно было еще идти - путь еще не был трудным! А если забьет щебнем узкий ход, ведущий из старой пещеры в открытое нами русло? Придется искать новый вход в систему, минуя Назаровскую. Трудно будет искать. Мы не знаем другое направление разлома - у Шарапова промок компас! Подъем происходит медленно. Упаковка снятого с отвесов снаряжения отнимает много времени. Не хватает транспортных мешков, многие окончательно изодрались и пришли в негодность. По негласному закону пропуском к беспрепятственному подъему служит увесистый мешок и бухта веревок. Груза становится все больше, а свободных рук все меньше. Прежняя апатия прошла, Хотя усталость по-прежнему пронизывает все тело. На поверхности раннее утро. Свет еще не проникает внутрь пещеры, но мы улавливаем, что мрак, в направлении выхода не такой черный, как внутри пещеры. Организм, подчиняясь биологическому ритму, готовится к пробуждению, к бодрствованию. До поверхности всего 80-метров. Последние усилия, последние ступени лестницы. Под аркой входа на фоне быстро светлеющего неба, как статуя, силуэт - встречающих нас ребят.


 
< Пред.   След. >